Перейти к содержимому. | Перейти к навигации

Персональные инструменты

Navigation

Вы здесь: Главная / Полевые исследования / Аннотации полевых работ 2021 года / Лапшин В.А. - Старая Ладога - разведки 2021

Археологические разведки в Старой Ладоге в 2021 г.

 

Руководитель: В.А. Лапшин

Летом 2021 г. Староладожская археологическая экспедиция работала совместно с Ленинградской областной экспедицией ИИМК РАН по заданию Департамента по сохранению культурного наследия Ленинградской области. В задачи работы входило установление границ памятников археологии, известных на территории Старой Ладоги. В работах участвовали сотрудники Отдела славяно-финской археологии ИИМК РАН Григорьева Н. В. и Павлова М. С., а также сотрудники Отдела охранной археологии Васильев С. А. (руководитель работ) и Семенов С. А.

Старая Ладога – это целый комплекс памятников разных эпох от неолита до нового и новейшего времени, в состав которого входят поселения, могильники, сооружения христианского и языческого культа, а также памятники природы. В течении ХХ в. здесь работали Н. И. Репников, В. И. Равдоникас, С. Н. Орлов, Г. П. Гроздилов, Г. Ф. Корзухина, О. И. Давидан, Е. А. Рябинин, А. Н. Кирпичников, В. А. Назаренко, О. И. Богуславский, В. И. Кильдюшевский, П. Е. Сорокин и др. Большую работу по изучению материалов Ладоги проводили З. А. Львова, С. Л. Кузьмин, Г. С. Лебедев, Я. В. Френкель.

Последние естественно-научные исследования Ладоги показывают, что начало заселение этой территории в нашей эре началось в середине – третьей четверти I тысячелетия. С тех пор жизнь на памятнике надолго не прекращалась и здесь имели отражение все процессы характерные для истории Северо-Западного региона.

В список памятников, границы которых предстояло установить в 2021 г., входили два грунтовых могильника, расположенных на территории современного села. Об этих могильниках известно по раскопкам С. Н. Орлова первой половины и середины ХХ в.

 

Грунтовый могильник, перекрытый культурным слоем селища / Никольский могильник

Могильник был обнаружен в 1938 г. в ходе разведочных работ совместной экспедиции Ленинградского Университета и ИИМК под руководством В. И. Равдоникаса. При исследовании культурного слоя древнего селища к югу от Земляного городища на глубине 0,7-0,95 м от дневной поверхности в погребенной почве были открыты небольшие ямки с трупосожжениями (Орлов, 1941). Исследования могильника были продолжены только в 1948 г. (Орлов, 1960). Всего было найдено 8 погребений, часть из которых была потревожена в ходе сельскохозяйственных работ, проводимых на участке, когда могильник уже был заброшен. По результатам раскопок и наблюдений был сделан вывод, что в южную сторону от места раскопок могильник не продолжается.

Помимо погребений, в непосредственной близости от них, были найдены крупные ямы изначально интерпретированные как культовые сооружения, предназначенные для ритуального возжигания огня. Однако впоследствии были признаны как относящиеся к более позднему периоду.

Уже по итогам исследований могильника 1938 г. исследователи сходились во мнении, что обряд, бескурганный характер погребений и обнаруженные редкие находки указывают на весьма ранний хронологический период функционирования могильника, и намечают связь с материалами длинных курганов Белоруссии.

При визуальном обследовании территории было определено, что, оставшиеся незасыпанными, раскопы С. Н. Орлова теперь находятся на частных участках (рис. 1). Судя по топосъемке могильник мог находится на вершине небольшой прибрежной дюны отделенной от территории Земляного городища небольшой протокой Ладожки, впоследствии расширенной и превращенной в крепостной ров. С севера и запада от места раскопок были заложены два шурфа. Непосредственно погребений найдено не было, однако найденные на уровне погребенной почвы несколько разрозненных кальцинированных котей, по заключению специалиста-антрополога Широбокова И. Г. (МАЭ «Кунсткамера») с вероятностью 70% являются человеческими.

В площадь северного шурфа попала часть крупной ямы, которую судя по заполнению можно сравнить с «культовыми» ямами, описанными С. Н. Орловым (рис. 2). Рядом с ней, на поверхности погребенной почвы, зафиксированы следы перекапывания грунта – тычки лопаты.

Помимо могильника в ходе работы в рамках шурфов исследован культурный слой Ладожского поселения. Верхняя часть культурного слоя, с находками нового времени носит перемешанный характер.

В двух шурфах найдено 53 индивидуальные находки из различных материалов.

 

Грунтовый могильник у южной стены Успенского монастыря / «Успенский могильник»

Могильник известен с 1950 г., когда С. Н. Орлов провел наблюдение за земляными работами под устройство овощехранилища. Далее местонахождение памятника осматривалось С. Н. Орловым в 1968 г., В. А. Назаренко в 1970 г и Г. С. Лебедевым в 1983 г. До сих пор точно не было известно, где именно проводились раскопки С. Н. Орлова, однако мы склоняемся к тому, что исследованный участок, площадью 12х32,5 м, располагался вытянуто вдоль южной стены монастыря к западу от Варяжской ул., ведущей к южной калитке монастырской ограды.

Для определения границ могильника к западу от края береговой террасы, вдоль которой проходит Варяжская ул., вокруг предполагаемого места раскопок С. Н. Орлова, были заложены три шурфа: один к северу, на территории монастыря; один западнее в сторону Волховского проспекта и один южнее, за границами частных участков.

В южном шурфе (5х1 м, глубина до 2,5 м) следов могильника не обнаружилось. Зато был открыт настил сгоревшего сооружения (постройки-?) продатированного методом радиокарбонного анализа (рис. 3). В культурном слое, окружавшим сгоревшее сооружение находились фрагменты гончарной керамической посуды, характерной для древнерусского времени. Комбинированная дата по постройке (2 сигмы 95,4%) 1027-1156 AD (XI-XII вв. н.э.). Образцы: SPb 3607 (937±25); SPb 3608 (992±25).

В западном шурфе (2х1, глубина около 1 м), заложенном между монастырской оградой и забором частного участка, также был выявлен лишь культурный слой поселения.

А вот в северном шурфе (общей площадью 5,5 м, глубиной до 1,5 м), расположенном на территории монастырского огорода, были обнаружены два безинвентарные погребения, совершенные по обряду трупоположения, и ориентированные головой на запад (рис. 4). Погребения были повреждены при проведении земляных работ, характер которых остался не ясен.

Погребение 1, по определению специалиста-антрополога Широбокова И. Г. (МАЭ «Кунсткамера») - ребенок 6-8 лет, было продатировано методом радиокарбонного анализа. Комбинированная дата по погребению (2 сигмы 88,2%) 991-1094 (X-XI вв. н.э.). Образцы: SPb 3605а (1012±25); SPb 3605b (997,25).

Также в ходе работы при помощи съемки с квадрокоптера и разведочных шурфов было локализовано местонахождение двух церквей XII в., археологическое исследование которых проводил Н. Е. Бранденбург в конце XIX в. (рис. 5).

Список литературы:

Орлов, 1941 – С. Н. Орлов Могильник в Старой Ладоге (Из материалов Староладожской экспедиции Истфака ЛГУ) // Ученые записки ЛГУ. № 80. Серия исторических наук, вып. 10. 1941. С. 115-138.

Орлов, 1956 - Вновь открытый раннеславянский грунтовый могильник в Старой Ладоге // Краткие сообщения Института истории материальной культуры. Вып. 65. 1956. М.-Л. С. 94-98.

Орлов, 1960 - Орлов С. Н. О раннеславянском грунтовом могильнике с трупосожжениями в Старой Ладоге // СА, №2. 1960. Москва. С. 251-254.

 

Рис. 1. Месторасположение грунтового могильника южнее Земляного городища.

 

Рис. 2. Северный шурф и находки из нижней части культурного слоя.

 

Рис. 3. Успенский могильник. Южный шурф.

 

Рис. 4. Успенский могильник. Шурф на территории монастыря.

 

Рис. 5. Церковь на Ладожке.

« Май 2024 »
Май
ПнВтСрЧтПтСбВс
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Конференции