Перейти к содержимому. | Перейти к навигации

Персональные инструменты
Вход
Разделы
Вы здесь: Главная Издания Записки ИИМК Annotations Записки ИИМК РАН. Вып. 23. СПб, 2020 г. Аннотации

Записки ИИМК РАН. Вып. 23. СПб, 2020 г. Аннотации

Записки Института истории материальной культуры РАН / Ин-т истории материальной культуры РАН. – 2020 – № 23 / [гл. ред. В. А. Лапшин]. – СПб. : ИИМК РАН, 2020. – 212 c., ил.

 

 

В № 23 «Записок ИИМК РАН» представлены научные работы, отражающие новейшие открытия и исследования в области археологии и древней истории. В разделе «Статьи» публикуются аналитические разработки, основанные на материалах археологических исследований памятников эпохи энеолита и бронзы Средней Азии и Среднего Востока (статьи Н. Ф. Соловьёвой и Е. К Блохина, Л. Б. Кирчо, В. А. Алёкшина), эпохи бронзы Предкавказья (работы А. В. Кияшко и О. П. Ларенок, А. Г. и А. А. Кожедуб) и Средневековья (статья А. В. Курбатова). Представлены также новые данные о материалах эпохи бронзы и Средневековья, полученные в результате использования методов естественных наук (работы Н. И. Шишлиной с соавторами, М. Т. Кашубы с соавторами, А. Н. Егорькова). Ряд работ посвящен публикации новых археологических материалов античности, Средневековья и Нового времени (статьи Р. В. Тихонова, Ф. Ш. Аминова, К. В. Горлова и В. И. Кильдюшевского). С. В. Белецкий продолжает серию аналитических публикаций древнерусских княжеских знаков. В разделе «Из истории науки» представлены очерк Ю. Г. Кутимова по истории исследований А. М. Мандельштамом памятников Средней Азии и обзор зарубежной литературы XX в. по проблемам изучения «Сибирской Скифии (А. В. Субботин). На материалах Научного архива ИИМК РАН воссозданы научная биография выдающегося отечественного архитектора и реставратора Н. М. Бачинского (Н. А. Лазаревская и М. В. Медведева) и эпизод работ А. Н. Карасёва, вероятно, связанный с проектом Таманской экспедиции А. А. Миллера (заметка Ю. А. Виноградова). В новом разделе «Перспективы развития археологии» публикуется статья В. Д. Нечаева с соавторами, посвященная анализу и оценке мирового опыта внедрения цифровых технологий в археологические исследования. Издание адресовано археологам, культурологам, историкам, музееведам, студентам исторических факультетов вузов.

 

The 23rd issue of the “Transactions of IHMC RAS” presents the results of recent studies and discoveries in archaeology and ancient history. The section of Research Papers contains analytical works devoted to the materials of the Eneolithic and Bronze Age sites of the Middle East and Central Asia (papers by N. F. Solovyova with J. K. Blokhin, L. B. Kircho, V. A. Alekshin), Bronze Age sites of the Fore-Caucasus (works by A. V. Kiyashko with O. P. Larenok, A. G. and A. A. Kozhedub) and Medieval sites of East Europe (A. V. Kurbatov). N. I. Shishlina with coauthors, M. T. Kashuba with coauthors, and A. N. Egor’kov’use methods of natural science to obtain new data on the Bronze Age and Medieval materials. Several papers present new archaeological materials dating from the Classical and Medieval periods and the Modern Era (R. V. Tikhonov, F. Sh. Aminov, K. V. Gorlov with V. I. Kildyushevsky). S. V. Beletsky continues his series of analytical publications dealing with Old Russian seals and princely symbols. The section “From the History of Science” consists of an essay on the history of A. M. Mandelshtam’s expeditions in Central Asia (Yu. G. Kutimov) and an overview of foreign literature of the XX c. related to the study of “Siberian Scythia“ (A. V. Subbotin). Based on the materials of the Scholarly Archive of IHMC RAS, N. A. Lazarevskaya and M. V. Medvedeva describe the research career of an outstanding architect and restorer N. M. Bachinsky, while Yu. A. Vinogradov uses the archive materials to reconstruct an episode of A. N. Karasev’s works in the Caucasus. The new section “Future Prospects of Archaeology” contains a paper by V. D. Nechaev with coauthors devoted to the analysis and assessment of world experience of introduction of digital technologies in archaeological research. The volume is intended for archaeologists, culturologists, historians, museum workers, and students of historical faculties.

 

 

 

СТАТЬИ

 

СОЛОВЬЁВА Н. Ф., БЛОХИН Е. К. ОГОНЬ В ЖИЗНИ РАННИХ ЗЕМЛЕДЕЛЬЦЕВ ЮЖНОГО ТУРКМЕНИСТАНА

Ключевые слова: Южный Туркменистан, ранние земледельцы, энеолит, огонь, ритуал, домохозяйство.

Аннотация. В статье предлагается типология мест разведения огня из памятников ранних земледельцев Южного Туркменистана эпохи энеолита. Проанализирован большой корпус данных, накопленных за последние 100 лет изучения региона, намечены направления дальнейшей интерпретации полученных материалов.

SOLOVYOVA N. F., BLOKHIN J. K. FIRE IN THE LIFE OF EARLY FARMERS OF SOUTH TURKMENISTAN

Keywords: South Turkmenistan, early farmers, Eneolithic, fire, ritual, household.

Annotation. The paper offers a typology of fire-making places on the Eneolithic sites of South Turkmenistan that were left behind by early farmers. The study is based on the analysis of a large corpus of data accumulated during the last 100 years. The authors outline the main directions for further interpretation of the available evidence.

 

КИРЧО Л. Б. ДРЕВНЕЙШИЕ ПЕЧАТИ СРЕДНЕЙ АЗИИ (ТИПОЛОГИЯ, МАТЕРИАЛ, ТЕХНИКА ИЗГОТОВЛЕНИЯ)

Ключевые слова: Средняя Азия, Южный Туркменистан, Илгынлы-депе, Кара-депе, Геоксюр 1, Алтын-депе, Улуг-депе, период позднего энеолита, ранняя бронза, «печати-амулеты», «печати-пуговицы», «печати-штампы».

Аннотация. Работа посвящена систематизации древнейших печатей Средней Азии, найденных на поселениях Южного Туркменистана в культурных слоях конца среднего энеолита — ранней бронзы. Каменные и терракотовые плоские «печати-амулеты» (с одним отверстием в верхней части — рис. 1, 4–13) характерны для позднего энеолита (время Намазга III, около 3150–2800/2700-х гг. до н. э.). Изображения на лицевой стороне этих изделий выполнены резными линиями и/или подпирамидальными углублениями, образующими крестовидный «ступенчатый» орнамент. Такие «печати-амулеты» представлены только на памятниках Средней Азии. Плоские «печати-пуговицы» (с двумя дырочками в центре), изготовленные из глины и кости, появляются в самом конце позднего энеолита (около 2800-х гг. до н. э.). Судя по данным стратиграфии Алтын-депе, каменные печати этого типа характерны преимущественно для ранней бронзы (время Намазга IV, около 2800/2700–2400/ 2300-х гг. до н. э.). Изображения на лицевой стороне «печатей-пуговиц» нанесены как резьбой и гравировкой (рис. 1, 1–3; 2, 3, 5, 10, 12, 14, 15, 23), так и неглубоким точечным сверлением (рис. 2, 4, 6–9, 21, 22). «Печати-штампы» (с выделенным на тыльной стороне ушком для подвешивания) из терракоты и меди зафиксированы в начале периода ранней бронзы. Изображения на них выполнены прочерченными линиями (рис. 2, 10) либо линиями в сочетении с кружковыми мотивами, сделанными неглубоким полым сверлом (рис. 2, 13). Однако, судя по оттискам (рис. 3, 2, 4, 7, 9), самые ранние «печати-штампы» изготавливали еще в конце позднего энеолита. Металлические «печати-штампы» с высоким рельефным изображением, отлитые по утрачиваемой модели, появляются в самом конце периода ранней бронзы (рис. 2, 1) и характерны для периода средней бронзы (время Намазга V, около 2350–2000/1900-х гг. до н. э.).

KIRCHO L. B. OLDEST SEALS OF CENTRAL ASIA (TYPOLOGY, MATERIAL, MANUFACTURING TECHNOLOGY)

Keywords: Central Asia, South Turkmenistan, Ylgynly-depe, Kara-depe, Geoksyur 1, Altyn-depe, Ulug-depe, Late Eneolithic, Early Bronze Age, «seals-amulets», «seals-buttons», «seals-stamps».

Annotation. The paper deals with systematization of the oldest Central Asian seals that were found at the late Middle Eneolithic — Early Bronze Age settlements of South Turkmenistan. Stone and terracotta flat «seals-amulets» (with a hole in the upper part — fig. 1, 4–13) are characteristic of the Late Eneolithic (Namazga III period, ca. 3150–2800/2700 BC). Images on the front sides of these objects are made by incised lines and/or pyramidal depressions forming cruciform «stepped» patterns. Such «seals-amulets» are known exclusively from Central Asian sites. Flat «seals-buttons» (with two holes in the center) made of clay and bone appear at the very end of the Late Eneolithic (ca. 2800s BC). As is evidenced by the stratigraphy of Altyn-depe, the stone seals of this type are mainly characteristic of the Early Bronze Age (Namazga IV period, ca. 2800/2700–2400/2300 BC). Images on the front sides of «seals-buttons» are made by both incising/engraving (fig. 1, 1–3; 3, 3, 5, 10, 12, 14, 15, 23) and shallow spot drilling (fig. 2, 4, 6–9, 21, 22). «Seals-stamps» (with a suspension eye on the rear side) of terracotta and copper date from the beginning of Early Bronze Age. They bear patterns of drawn lines (fig. 2, 10) or lines combining with circles made by a hollow drill (fig. 2, 11, 13). However, judging by the imprints (fig. 3, 2, 4, 7, 9), the earliest «seals-stamps» were manufactured as early as the end of the Late Eneolithic. Metal «sealsstamps» with high embossed images made in the lost-mould casting technique appear at the very end of the Early Bronze Age (fig. 2, 1) and are characteristic of the Midle Bronze Age (Namazga V period, ca. 2350–2000/1900s BC).

 

АЛЁКШИН В. А. КАМЕННЫЕ КРЕСТОВИДНЫЕ БУСИНЫ БРОНЗОВОГО ВЕКА ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ И СРЕДНЕГО ВОСТОКА (К ВОПРОСУ О ДАТИРОВКЕ КУЛЬТУРЫ ЗАМАНБАБА)

Ключевые слова: Центральная Азия, Южный Туркменистан, Южный Узбекистан, ЮгоЗападный Таджикистан, Северо-Западный Афганистан, бронзовый век, культура Заманбаба, каменные крестовидные бусины, Фархор, Алтын-депе, Тепе Гиссар, Пархай II.

Аннотация. При раскопках одного из памятников культуры Заманбаба — одноименного могильника в древней дельте Зеравшана (бронзовый век Южного Узбекистана) — найдено 10 каменных крестовидных бусин. Я полагаю, что центр производства этих изделий возник в конце первой четверти III тыс. до н. э. в Северо-Западном Афганистане, откуда они в это же время попали на юг Афганистана (Мундигак) и в Юго-Западный Таджикистан (Фархор). Обнаружение таких поделок в областях Среднего Востока, лежащих южнее и юго-восточнее Мундигака (Южный Афганистан), не прослеживается. В западных (Тепе Гиссар) и юго-западных (Сузы) регионах Среднего Востока находки этих бусин или их реплик единичны. Вывоз рассматриваемых изделий из Северо-Западного Афганистана был направлен в основном в северо-западные (Алтын-депе, Улуг-депе, Хапуз-депе, Пархай II), северные (Заманбаба) и северо-восточные (Фархор) регионы Центральной Азии. Отдельные экземпляры таких изделий, вероятно, вследствие многоступенчатого обмена достигали территорий, весьма отдаленных от стран Востока, что подтверждается обнаружением аналогичных артефактов при раскопках могильника одиновской культуры Сопка-2/4A в ЮгоЗападной Сибири, который, возможно, датируется второй четвертью III тыс. до н. э. Время существования каменных крестовидных бусин в Центральной Азии охватывает широкий диапазон от конца первой четверти III тыс. до н. э. до конца первой четверти II тыс. до н. э. Поэтому их нельзя рассматривать как вещи, датирующие культуру Заманбаба в узких хронологических рамках.

ALEKSHIN V. A. BRONZE AGE CROSS-SHAPED STONE BEADS OF CENTRAL ASIA AND MIDDLE EAST (REVISITING THE DATING OF ZAMANBABA CULTURE)

Keywords: Central Asia, South Turkmenistan, South Uzbekistan, Southwestern Tajikistan, Northwestern Afghanistan, Bronze Age, Zamanbaba culture, cross-shaped stone beads, Farkhor, Altyn-depe, Tepe Hissar, Parkhai II.

Annotation. The excavations of the Zamanbaba cemetery (belonging to the culture of the same name) in the ancient delta of the Zeravshan river (Bronze Age, South Uzbekistan) yielded 10 cross-shaped stone beads. The author of this paper thinks that the center for the production of such beads appeared in Northwestern Afghanistan at the end of the first quarter of the III mil. BC, after which they found their way to the south of Afghanistan (Mundigak) and to Southwestern Tajikistan (Farkhor). No items of this type are known to have been found in the regions lying to the south and southeast of Mundigak, while in the western (Tepe Hissar) and southwestern (Susa) regions of Middle East they and their replicas are represented by single finds only. They were mainly exported to the northwestern (Altyn-depe, Ulug-depe, Khapuz-depe, Parkhai II), northern (Zamanbaba) and northeastern (Farkhor) regions of Central Asia. Single beads could reach (probably, through multistage exchange) very distant lands, as is evidenced by the finds of analogous artifacts at the Sopka-2/4A cemetery in Southwestern Siberia, which can possibly be dated to the second quarter of the III mil. BC. The period of existence of cross-shaped stone beads in Central Asia embraces a long span of time from the end of the first quarter of the III mil. BC to the end of the first quarter of the II mil. BC. Therefore they cannot help to narrow the date of Zamanbaba culture.

 

КИЯШКО А. В., ЛАРЕНОК О. П. КУРГАННЫЕ ПОГРЕБЕНИЯ СРЕДНЕГО БРОНЗОВОГО ВЕКА НА ПРАВОМ БЕРЕГУ РЕКИ ЕЯ В ВОСТОЧНОМ ПРИАЗОВЬЕ

Ключевые слова: степное Предкавказье, курганный могильник Южный VII, средний бронзовый век, катакомбная культура, культуры финала среднего бронзового века.

Аннотация. В статье освещены результаты раскопок разрушенного кургана 1 могильника Южный VII, находящегося на правом берегу р. Ея в Восточном Приазовье. В сохранившейся части кургана изучены 12 погребений. Семь захоронений относятся к среднему бронзовому веку: пять — к катакомбной культуре, два — предположительно посткатакомбные, финального периода среднего бронзового века. Исследованы шесть Т-видных и одна Н-видная катакомба, а также погр. 1 и 10, относящиеся к финалу среднего бронзового века. Обозначено место раскопанных комплексов среди известных памятников эпохи бронзы степного Предкавказья. Приводятся данные о влиянии традиций Северного Кавказа на культуру населения бассейна р. Ея в среднем бронзовом веке.

KIJASHKO A. V., LARENOK O. P. MIDDLE BRONZE AGE BARROW BURIALS ON THE RIGHT BANK OF THE EYA RIVER IN THE EAST AZOV SEA REGION

Keywords: steppe Fore-Caucasus, barrow cemetery of Yuzhny VII, Middle Bronze Age, Catacomb culture, final Middle Bronze Age cultures.

Annotation. The paper elucidates the results of archaeological excavations of destroyed barrow No. 1 of the Yuzhny VII cemetery situated on the right bank of the Eya river in the East Azov Sea region. Twelve burials were studied in the preserved part of the barrow. Seven of them date from the Middle Bronze Age: two belong to the Catacomb culture, and three are presumably of the post-Catacomb age. Six Т-shaped and one Н-shaped catacombs were studied, as well as burials Nos. 1 and 10 dating from the final of the Middle Bronze Age. The authors identify the place of the excavated complexes among the Bronze Age sites of the steppe Fore-Caucasus and provide evidence showing the influence exerted by the North Caucasian traditions on the Middle Bronze Age culture of the Eya river.

 

КОЖЕДУБ А. Г., КОЖЕДУБ А. А. ОСОБЕННОСТИ ДЕМЕМБРАЦИИ В ПОГРЕБАЛЬНОЙ ПРАКТИКЕ НАСЕЛЕНИЯ КАТАКОМБНОЙ КУЛЬТУРЫ НА НИЖНЕМ ДОНУ

Ключевые слова: Нижний Дон, средний бронзовый век, катакомбная культура, погребальный обряд, демембрация.

Аннотация. В статье проанализирована серия погребений среднего бронзового века в курганных могильниках Веселый I, Чалтырский XI, Глубокая II и Молокановский III Нижнего Дона с неизвестным ранее видом демембрации. Речь идет о полном или частичном смещении костей «блоками», то есть частями скелета в сочленениях. Приведенная серия погребений с демембрацией по инвентарю и обряду относится к позднему периоду катакомбной культуры (поздний этап донецкой культуры, бахмутский вариант и манычская культура). Смещения костей «блоками» (и проникновение в могилу) производились в течение первого года после похорон. Существуют несколько гипотез, объясняющих появление демембрации в погребальной практике древнего населения. Контексты вышеописанных погребений свидетельствуют скорее в пользу гипотезы обезвреживания покойников.

KOZHEDUB A. G., KOZHEDUB A. A. SPECIAL FEATURES OF DEMEMBRATION IN THE FUNERAL PRACTICE OF THE LOWER DON CATACOMB CULTURE PEOPLE

Keywords: Lower Don, Middle Bronze Age, Catacomb culture, burial rite, demembration.

Annotation. The paper is devoted to the analysis of a series of Middle Bronze Age burials from the barrow cemeteries of Veselyi I, Chaltyrskiy XI, Glubokaya II and Molokanovskiy III in the Lower Don region. All of them present a hitherto unknown type of demembration which involves a complete of partial displacement of bones “in blocks”, i. e. in anatomical articulation. Judging by both their inventory and ritual details, the burials in question belong to the late stage of the Catacomb culture (late stage of the Donets culture, Bakhmur variant, and the Manych culture). The displacement of bones “in blocks” (and penetration into the grave) took place during the first year after the funeral. There is a number of hypotheses that attempt to explain the appearance of demembration in ritual practices of ancient people. The burial contexts described in this paper support the hypothesis according to which demembration served as a method of rendering the dear harmless.

 

ШИШЛИНА Н. И., ОРФИНСКАЯ О. В., КИСЕЛЁВА Д. В., ХОММЕЛЬ П., КУЗНЕЦОВА О. В., ПЕТРОВА Н. Ю., ШАГАЛОВ Е. С. ШЕРСТЯНЫЕ ТКАНИ ЭПОХИ БРОНЗЫ ЮЖНОЙ СИБИРИ: РЕЗУЛЬТАТЫ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО, ИЗОТОПНОГО И РАДИОУГЛЕРОДНОГО АНАЛИЗОВ

Ключевые слова: эпоха бронзы, Южная Сибирь, текстиль из шерстяного волокна, изотопный анализ, радиоуглеродное датирование.

Аннотация. В статье представлены результаты технологического и изотопного исследования, а также радиоуглеродного датирования образцов шерстяных тканей из погребений эпохи бронзы Южной Сибири. На их основании высказано предположение, что появление в этом регионе шерстяного волокна связано с позднеандроновским (фёдоровским) населением середины — начала второй половины II тыс. до н. э. Место расположения центров производства шерстяных изделий остается под вопросом, поскольку изотопный состав (азот, углерод, вариации изотопных отношений стронция 87Sr/86Sr) показывает, что шерстяные текстильные изделия могильников Ужур, Уйбат и Усть-Ерба не могут относиться к предметам местного производства.

SHISHLINA N. I., ORFINSKAYA O. V., KISELEVA D. V., HOMMEL P., KUZNETSOVA N. V., PETROVA N. YU., SHAGALOV E. S. BRONZE AGE WOOL FABRICS OF SOUTH SIBERIA: RESULTS OF TECHNOLOGICAL, ISOTOPIC AND RADIOCARBON ANALYSES

Keywords: Bronze Age, South Siberia, textile of wool fiber, isotopic analysis, radiocarbon dating.

Annotation. The paper presents the results of technological, isotopic and radiocarbon analyses of wool fabric samples from the Bronze Age burials of South Siberia. It is suggested that the appearance of wool fibers in this region was connected to the Late Andronovo population of the middle — early second half of the II mil. BC. The location of the textile production centers remains an open question, because the isotopic composition of the studied samples (nitrogen, carbon, variations of 87Sr/86Sr ratios) shows that wools textiles from the Uzhur, Uibat and Ust-Erba cemeteries could not have been produced locally.

 

КАШУБА М. Т., КУЛЬКОВА М. А., СМЕКАЛОВА Т. Н. НОВЫЕ ДАННЫЕ О СОСТАВЕ СТАДА У НАСЕЛЕНИЯ СРЕДНЕГО — ПОЗДНЕГО БРОНЗОВОГО ВЕКА В СЕВЕРО-ЗАПАДНОМ КРЫМУ

Ключевые слова: Северное Причерноморье, п-ов Тарханкут, средний — поздний бронзовый век, поселения, загоны для скота, состав стада.

Аннотация. Статья посвящена результатам археозоологического исследования костного материала из разведочных раскопок новых поселений в Северо-Западном Крыму (Тарханкут-Н2, Тарханкут-Н8, Тарханкут-18 и Тарханкут-22а). Согласно археологическим данным и результатам радиоуглеродного датирования по костным остаткам из культурного слоя и полузакрытых комплексов материалы относятся к раннему этапу культуры Бабино (Тарханкут-18, Тарханкут-22а), культурам Сабатиновка (Тарханкут-Н2, Тарханкут-22а) и Белозерка (Тарханкут-Н8, Тарханкут-18). На поселении Тарханкут-22а обнаружены также материалы раннего железного века. Всего проанализировано 1211 костей, из них 284 определимых фрагмента. Сделана попытка рассмотреть состав стада обитателей поселений в динамике: в заключительном периоде среднего бронзового века существенно преобладал крупный рогатый скот, на втором месте — мелкий рогатый скот, а доля лошади была невелика. В позднем бронзовом веке увеличивается доля мелкого рогатого скота, а в финале эпохи бронзы ощутимо присутствует лошадь. Авторы сравнили состав стада с имеющимися данными по поселениям среднего и позднего бронзового века Крыма и синхронных культур Северного Причерноморья. В случае проанализированных материалов речь идет о пастушеском скотоводстве с каменной архитектурой, представленной загонами для скота.

KASHUBA M. T., KULKOVA M. A., SMEKALOVA T. N. NEW DATA ON THE HERD COMPOSITION IN THE MIDDLE AND LATE BRONZE AGE OF NORTHWESTERN CRIMEA

Keywords: North Black Sea region, Tarkhankut peninsula, Middle — Late Bronze Age, settlements, livestock enclosures, herd composition.

Annotation. The paper deals with the results of an archeo-zoological study of bone materials from a number of newly discovered settlements in Northwestern Crimea (Tarkhankut-Н2, Tarkhankut-Н8, Tarkhankut-18 and Tarkhankut-22а). According to the available archaeological evidence and radiocarbon determinations obtained on bone remains from cultural layers and semi-closed assemblages, the materials in question belong to the early stage of the Babino culture (Tarkhankut-18, Tarkhankut-22а) and to the Sabatinovka (Tarkhankut-Н2, Tarkhankut-22а) and Belozerka (Tarkhankut-Н8, Tarkhankut-18) cultures. In addition, the Tarkhankut-22а settlement yielded some Early Iron Age materials. Altogether, 1211 bones were studied, and 284 of them proved to be identifiable. An attempt is made to consider the herd composition in its dynamics: during the final stage of the Middle Bronze Age the herd was heavily dominated by cattle, followed by small ruminants, while the percentage of horse remains was insignificant. The Late Bronze Age witnessed an increase in the numbers of small ruminants, and the presence of horse became perceptible in the final of the Bronze Age. The authors compare their data with the information available for the Middle and Late Bronze Age settlements of Crimea and the synchronous cultures of the North Black Sea region. The analyzed materials point to the existence of pastoral stockbreeding with stone architecture represented by livestock enclosures.

 

ТИХОНОВ Р. В. СЛУЧАЙНЫЕ НАХОДКИ ТЕРРАКОТОВЫХ СТАТУЭТОК ИЗ РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН

Ключевые слова: Средняя Азия, Таджикистан, терракотовые статуэтки, женское божество, всадник.

Аннотация. В статье вводятся в научный оборот две терракотовые статуэтки из Республики Таджикистан. Одна из них была найдена в процессе археологических разведок в Вахшской долине в 1971 г., а место и время обнаружения второй неизвестно. Первая статуэтка представляет собой плитку с рельефом и изображает женское божество в длинном платье с ожерельем (рис. 1, 1), на второй воспроизведен образ всадника, восседающего, видимо, на коне (рис. 1, 2). Данные терракоты находят широкий круг аналогий в материалах античных поселений Средней Азии, но имеют при этом свои локальные особенности.

TIKHONOV R. V. STRAY FINDS OF TERRACOTTA STATUETTES FROM THE REPUBLIC OF TAJIKISTAN

Keywords: Central Asia, Tajikistan, terracotta statuettes, female divinity, horseman.

Annotation. The paper presents two terracotta statuettes from the Republic of Tajikistan. One of them was found in the course of archaeological reconnaissance works in the Vakhsh valley in 1971. The time and place of discovery of the second statuette are unknown. The first statuette is a slab with relief depicting a female divinity dressed in a long robe with a necklace (fig. 1, 1), while the second represents what appears to be a horseman image (fig. 1, 2). Both statuettes find numerous analogies in the materials of antique settlements of Central Asia, but have also some local specific traits.

 

АМИНОВ Ф. Ш. СТЕКЛЯННЫЕ ИЗДЕЛИЯ ДОМОНГОЛЬСКОГО ПЕНДЖИКЕНТА И ЕГО ОКРУГИ

Ключевые слова: Средняя Азия, Пенджикент, домонгольский период, стеклянные изделия.

Аннотация. Период развитого средневековья является временем развития стеклоделия в Средней Азии. В статье публикуются стеклянные изделия, найденные в домонгольском Пенджикенте и его округе. При функциональной классификации изделий, традиционно применяемой в исследованиях в области среднеазиатского стеклоделия рассматриваемого времени, среди пенджикентского материала выявляются все основные группы стеклянных изделий: столовая (рис. 1; 2; 3, 1–7; 4, 1, 2; 5, 8; 6, 15, 17), парфюмерно-аптекарская (рис. 2, 13; 5, 4–7, 9, 10), химическая посуда (рис. 4, 7), бытовые изделия (рис. 3, 6; 4, 3–5; 5, 1–3; 6, 16), предметы украшения (рис. 5, 11–13) и оконное стекло (рис. 6, 1–14). Исследуемый материал датирован X–XII вв. Эти стеклянные изделия находят аналогии в материалах ближайших и дальних городских центров — в Самарканде, Ташкентском оазисе, Бухаре, Ферганской долине, Северном Тохаристане, а также в некоторых синхронных центрах на территории современного Казахстана. В то же время наблюдаются определенная мода и однообразие основных форм изделий, производимых в этот период как в Средней Азии, так и на Ближнем Востоке в целом.

AMINOV F. SH. PRE-MONGOLIAN GLASS ARTICLES FROM PENJIKENT AND ITS SUBURBS

Keywords: Central Asia, ancient Penjikent, pre-Mongolian period, glass articles.

Annotation. The period of High Middle Ages witnessed the development of glassmaking in Central Asia. The paper presents glass articles from pre-Mongolian Penjikent and its suburbs. The Penjikent collection contains all major groups of glass articles recognized in the functional classification traditionally used in the region: table glassware (fig. 1; 2; 3, 1–7; 4, 1, 2; 5, 8; 6, 15, 17), perfume and drug jars (fig. 2, 13; 5, 4–7, 9, 10), chemical glassware (fig. 4, 7), household items (fig. 3, 6; 4, 3–5; 5, 1–3; 6, 16), adornments (fig. 5, 11–13) and window-glass (fig. 6, 1–14). The material under study can be dated to the X–XII cc. These glass articles find analogies in the materials from Samarkand, Tashkent oasis, Bukhara, Fergana valley, Northern Tokharistan, as well as some synchronous urban centers on the territory of modern Kazakhstan. There is also a tendency to a certain uniformity (fashion) in the main types of glass articles that were produced during that period in both Central Asia and the Near East.

 

КУРБАТОВ А. В. БИОРЕСУРСЫ В ДРЕВНОСТИ: О МЕСТЕ БОБРА В МАТЕРИАЛЬНОЙ И ДУХОВНОЙ КУЛЬТУРЕ РУСИ

Ключевые слова: Русь, кости, мех и шкуры бобра, амулеты.

Аннотация. В работе рассмотрены письменные и археологические данные о мехе и шкурах бобров на Руси, интерпретация которых снимает замеченные противоречия и недосказанность в выводах историков. Собранные материалы по всем группам источников позволяют сделать выводы о месте бобра в материальной и духовной культуре средневековой Руси, отличающиеся от мнения историков, которые подчеркивали исчезновение бобров на большей части Восточной Европы уже в древнерусский период. Они отмечали давнее значение охоты на бобров, мех которых высоко ценился. Можно присоединиться к заключениям археолога М. В. Фехнер и зоолога В. Н. Скалона, что на разных территориях население издавна принимало меры к сохранению популяции бобров. В Древней Руси подобная практика также имела давнюю традицию.

KURBATOV A. V. BIORESOURCES IN ANCIENT TIMES: ON THE PLACE OF THE BEAVER IN OLD RUSSIAN MATERIAL AND SPIRITUAL CULTURE

Keywords: Rus, bones, beaver fur and pelts, amulets.

Annotation. The author considers written and archaeological evidence on beaver fur and pelts in Rus. The analysis of this evidence makes it possible to resolve some differences and contradictions in conclusions of historians, who wrote that the beaver disappeared in most of East Europe as early as the Old Russian period. The findings of this paper concur with the conclusions reached by the archaeologist M. V. Fekhner and zoologist V. N. Skalon that, since ancient times, people in different regions of Russia took measures to protect local populations of beavers.

 

БЕЛЕЦКИЙ С. В. ДРЕВНЕРУССКИЕ ПЛОМБЫ С ТЕРРИТОРИИ УКРАИНЫ (ПО МАТЕРИАЛАМ КОЛЛЕКЦИИ И. Н. ПАРУСИМОВА)

Ключевые слова: Древняя Русь, княжеские знаки, пломбы, систематизация.

Аннотация. В 2018 г. я приобрел коллекцию из 144 древнерусских пломб, принадлежавшую ростовскому археологу И. Н. Парусимову. Часть предметов была ранее издана. К их числу относится 31 пломба, происходящая по сведениям И. Н. Парусимова, с территории Украины. Предлагаемая статья посвящена повторной публикации этих находок, прежде всего — уточнениям предлагавшихся атрибуций. Заметим, что среди княжеских знаков, выявленных на публикуемых пломбах, три знака зафиксированы впервые.

BELETSKY S. V. OLD RUSSIAN SEALS FROM THE TERRITORY OF UKRAINE (I. N. PARUSIMOV’S COLLECTION)

Keywords: Old Rus, princely symbols, seals, systematization.

Annotation. In 2018 the present author acquired a collection of 144 Old Russian seals, which previously belonged to archaeologist I. N. Parusimov from Rostov. A part of the collection, including 31 seals which, according to Parusimov, came from the territory of Ukraine, had already been published. The present paper republishes these finds with the purpose to correct their previous attributions. It should be noted that three of the princely symbols identified on the seals published here are recorded for the first time.

 

ЕГОРЬКОВ А. Н. К ВОПРОСУ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КОБАЛЬТА В ПРОИЗВОДСТВЕ ДРЕВНЕРУССКОГО СВИНЦОВОГО СТЕКЛА

Ключевые слова: Древняя Русь, стекло, смальта, кобальт, браслеты, бусины, цафра, импорт.

Аннотация. В древнерусском стеклоделии, начавшемся в XI столетии и базирующемся на производстве свинцового стекла, кобальт использовался очень редко. До недавнего времени уверенно зафиксировано лишь три случая его использования для синего окрашивания стекла браслетов и бус. Кроме того, два случая вероятного кобальтового окрашивания опубликованы в середине прошлого столетия, однако вследствие неразвитости тогдашних аналитических методов присутствие кобальта оказалось ниже предела обнаружения. В течение последних 20 лет еще семь образцов стекла, содержащего кобальт, были проанализированы автором. Эти браслеты и бусы происходят из раскопок древнерусских поселений и городов — Новгорода, Владимира, Смоленска, Суздаля, Твери. Все артефакты найдены в слоях домонгольского времени XI–XIII вв. и изготовлены из поташно-свинцового стекла. Помимо этого, еще один синий браслет этого типа обнаружен при раскопках Болгара, города средневековой Волжской Булгарии, и проанализирован в Казанском университете. Эти анализы наряду с двумя другими, выполненными ранее, сведены в таблице. Самый ранний русский артефакт, представляющий собой модуль смальты из киевского кафедрального собора Св. Софии, основанного в 1036 г. и являющегося одним из старейших русских храмов, к продукции русской мастерской может быть отнесен с большой долей сомнения. Стекло характеризуется очень высоким содержанием кобальта с одновременно повышенным содержанием натрия; оно, как и стекло еще двух артефактов, содержит сурьму, вероятно, использованную в качестве глушителя. Общей же чертой всех образцов, содержащих сурьму, является повышенное содержание в стекле кальция. В стекле одного артефакта высокое содержание марганца, в двух других синее окрашивание не было достигнуто. Несмотря на расширение знаний об использовании кобальта в древнерусском стеклоделии, эти особенности все же указывают на то, что поступление на Русь кобальтовой сини носило случайный характер и осуществлялось из разных источников, вследствие чего традиция ее использования в домонгольское время так и не получила своего развития.

EGOR’KOV A. N. ON COBALT USAGE IN THE OLD RUSSIAN PRODUCTION OF LEAD GLASS

Keywords: Old Rus, glass, tessera, cobalt, bracelets, beads, import.

Annotation. In the Old Russian glassmaking, beginning in XI century and based on the production of lead glass, cobalt was used very rare. Until recently only three assured cases of cobalt usage for blue coloration of bracelets and beads were fixed. In addition, two cases of probable cobalt coloration were published in the middle of the preceding century, but owing to weakness of analytical methods of those times, the presence of cobalt was under detection limit. During the last twenty years another seven samples containing cobalt were analyzed by the author. These bracelets and beads were excavated in Old Russian towns and cities such as Suzdal, Vladimir, Smolensk, Tver, Dmitrov. All artifacts occurred from the strata of pre-Mongolian time dated to XI–XIII centuries and manufactured of potash lead glass. In addition, one blue bracelet of this type comes from Bolgar, the city of medieval Volga Bulgaria, and was analyzed in Kazan University. These analyses together with the two earlier ones are present in the table. The earliest Russian glass article, coming from Kievan St. Sophia Cathedral founded in 1036, only with a high portion of doubt can be determined as a product of Russian workshop. As opposed to all other analyzed artifacts it is a piece of tessera from one of the earliest Russian temples, and demonstrates an extremely high content of cobalt side by side with enhanced content of sodium. This glass, as well as two other artifacts, contains antimony, probably used as opacifier. Another common feature of all samples with antimony is higher content of calcium. One artifact has an enhanced content of manganese, whereas in two others the blue coloration had not been achieved. In spite of some new information for cobalt usage these facts indicate that cobalt blue colorant was imported to Russia occasionally from different sources and tradition of its usage in the pre-Mongolian time had not been developed.

 

ГОРЛОВ К. В., КИЛЬДЮШЕВСКИЙ В. И. НУМИЗМАТИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛ ИЗ РАСКОПОК В ПЕТРОПАВЛОВСКОЙ КРЕПОСТИ В 2017 И 2019 ГОДЫ (ВОЗМОЖНОСТИ ДАТИРОВКИ КУЛЬТУРНОГО СЛОЯ)

Ключевые слова: Санкт-Петербург, деревоземляная крепость, Меншиков бастион, монеты, строительство, Кадашевский денежный двор.

Аннотация. В 1703 г. по указу Петра I за короткий срок, с начала мая по конец августа, на Заячьем острове в устье Невы возводится деревоземляная крепость, а уже в 1706 г. начинается строительство каменной крепости. В 2017 и 2019 гг. в ходе проведения археологических раскопок экспедицией ИИМК РАН в пространстве Меншикова бастиона был открыт уникальный культурный слой, содержащий конструкции первой деревоземляной крепости. Среди обнаруженных артефактов важное место занимают 18 монет эмиссии Петра I, 14 из которых — проволочные копейки, три — медные полушки, одна — медная деньга. Еще две монеты номиналом 1/6 эре принадлежат эмиссии шведского короля Карла Х (рис. 1; таблица). Полученная нумизматическая коллекция является надежным датирующим материалом, позволяющим идентифицировать сохранившиеся сооружения как первую деревоземляную крепость, построенную Петром I в Санкт-Петербурге. Обращает на себя внимание присутствие в коллекции ряда монет, чеканенных штемпелями, полученными от одних маточников, а также отсутствие монет 1703 г. Вероятно, это говорит об особенностях распределения денежных сумм с монетных дворов. Наличие шведских монет может являться свидетельством участия в возведении крепости пленных шведских солдат, которыми и были потеряны фракции эре. Не исключено, впрочем, что данные монеты могли быть принесены на Заячий остров вместе с землей из Ниеншанца, откуда строители первой крепости Санкт-Петербурга брали строительные материалы.

GORLOV K. V., KILDYUSHEVSKY V. I. NUMISMATIC MATERIALS FROM THE EXCAVATIONS AT THE PETER AND PAUL FORTRESS IN 2017 AND 2019 AND THEIR BEARING ON THE DATING OF THE CULTURAL LAYER

Keywords: Saint Petersburg, log-and-earth fortress, Menshikov bastion, coins, building, Kadashev Mint.

Annotation. A log-and-earth fortress on Zayachy island in the Neva River mouth was erected in 1703 by direction of Peter the Great. The building works took a short period from early May to late August. The construction of the stone fortress started in 1706. In 2017 and 2019, in the course of archaeological excavations carried out by IHMC RAS, a unique cultural layer with remains of the first log-and-earth fortress was discovered on the territory of the Menshikov bastion. Among the most important finds there are 18 coins issued by Peter I, including 14 wire kopecks, three copper quarter-kopeck pieces, and one copper half-kopeck coin. Two more coins with denomination of 1/6 öre were issued by Charles Х of Sweden (fig. 1; table). This numismatic collection is a reliable dating material, allowing to identify the constructions found in the cultural layer as the first logand-earth fortress of Peter the Great, that became the historical core of Saint Petersburg. Worthy of note is the presence in the collection of a number of coins minted with dies made with the same punches, and the absence of coins minted in 1703. The presence of Swedish coins may be indicative of the participation in the construction works of captive Swedish soldiers, who could have lost the coins. At the same time it cannot be excluded that these coins were brought to Zayachy island with earth from Nyenschanz, which was used as a source of building materials.

 

ИЗ ИСТОРИИ НАУКИ

 

КУТИМОВ Ю. Г. ЭКСПЕДИЦИОННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ А. М. МАНДЕЛЬШТАМА В 1940–1960-Е ГОДЫ В СРЕДНЕЙ АЗИИ

Ключевые слова: Мандельштам А. М., научная биография, экспедиционная деятельность, Средняя Азия, Таджикистан, Туркменистан.

Аннотация. В статье представлена краткая научная биография А. М. Мандельштама (1920–1983 гг.), одного из крупнейших археологов, исследователей Центральной Азии, специалиста по изучению степных и кочевнических культур Средней Азии и Южной Сибири. Активная многолетняя экспедиционная деятельность А. М. Мандельштама в Таджикистане в 1940– 1950-е гг. и в Туркменистане в первой половине 1960-х гг. стала основой для его научных исследований и решения различных актуальных проблем изучения бронзового века и античного времени южных районов Средней Азии.

KUTIMOV YU. G. A. M. MANDELSHTAM’S EXPEDITIONS IN CENTRAL ASIA IN 1940–1960S

Keywords: A. M. Mandelschtam, research biography, expeditionary activity, Central Asia, Tajikistan, Turkmenistan.

Annotation. The paper provides a short research biography of A. M. Mandelschtam (1920–1983), one of the leading authorities in the archaeology of Central Asia, an expert in the study of the steppe and nomadic cultures of Central Asia and South Siberia. Mandelschtam’s long and active expeditionary activity in Tajikistan during the 1940–1950s and in Turkmenistan during the first half of the 1960s became the basis for his research and for the study of various important problems in the Bronze Age and Classical Period archaeology of Central Asia.

 

СУББОТИН А. В. «СИБИРСКАЯ СКИФИЯ» В ТРУДАХ ЗАПАДНЫХ УЧЕНЫХ. ЧАСТЬ 1: 1913–1980-Е ГОДЫ

Ключевые слова: «Сибирская Скифия», западные ученые, историография, публикация материалов и исследований, тагарская культура, научная полемика, рецензии, скифская триада, влияние и заимствование.

Аннотация. Настоящая статья в общем виде дает представление о наиболее значимых в XX в. научных контактах и дискуссиях между западными и российскими (советскими) археологами об эпохе ранних кочевников: происхождении «звериного стиля», взаимном соотношении и взаимовлиянии культур «Сибирской Скифии», скифов Причерноморья, Монголии и Северного Китая, хронологии и путях распространения этих культур. Если советские ученые хотя бы могли читать работы своих англоязычных и германоязычных коллег, то для большинства западных исследователей языковый барьер оставался непреодолимым препятствием. Большинство авторов обобщающих и популярных работ по «скифам» вынуждены были использовать публикации тех немногих ученых, которые в той или иной степени владели русским языком. Данная работа представляет собой попытку в какой-то мере восполнить этот пробел в истории изучения археологических культур Южной Сибири и Алтая.

SUBBOTIN A. V. “SIBERIAN SCYTHIA” IN THE WORKS OF WESTERN SCHOLARS. PART 1. 1913–1980S

Keywords: “Siberian Scythia”, Western scientists, historiography, publication of materials and researches, Tagar culture, scientific polemics, reviews, Scythian triad, influence and borrowing.

Annotation. This article gives a general idea of the most significant scientific contacts and discussions between Western and Russian (Soviet) archaeologists about the era of early nomads: the origin of the “animal style”, the balance and interaction between the Scythian cultures of Siberia, Greater Black Sea area, Mongolia and Northern China, the chronology and ways of spreading of these cultures. Whereas Soviet scholars could at least read the works of their English-speaking and German-speaking colleagues, for most Western researchers the language barrier remained an insurmountable obstacle. Most authors of generalizing and popular works on “Scythias” had to use the publications of those few scientists who somehow knew the Russian language. This work is an attempt to fill to some extent this gap in the history of the study of archaeological cultures of Southern Siberia and Altai.

 

 

ВИНОГРАДОВ Ю. А. О НАУЧНОЙ ПОЕЗДКЕ А. Н. КАРАСЁВА НА КАВКАЗ В 1933 ГОДУ

Ключевые слова: история науки, Таманская экспедиция, А. А. Миллер.

Аннотация. Из материалов Научного архива ИИМК РАН известно, что А. Н. Карасёв осенью 1933 г. совершил поездку на Кавказ, посетил Сухуми, Батуми, Тбилиси, осмотрел музейные собрания и некоторые археологические памятники. Поездка была осуществлена по научной теме «Античная колонизация Кавказа». Есть основания считать, что она стала последним проявлением того грандиозного проекта, который вынашивал А. А. Миллер в рамках Таманской экспедиции ГАИМК (1930–1931 гг.).

VINOGRADOV YU. A. ABOUT A. N. KARASEV’S STUDY TRIP TO THE CAUCASUS IN 1933

Keywords: history of science, Taman Expedition, A. A. Miller.

Annotation. The materials of the Scholarly Archive of IHMC RAS testify that in the autumn of 1933 A. N. Karasev undertook a study trip to the Caucasus. He visited Sukhumi, Batumi, Tbilisi and acquainted himself with a number of museum collections and archaeological sites. The trip was a part of the project “Antique colonization of the Caucasus”. There are grounds to think that it became the final expression of the grandiose project that was nurtured by A. A. Miller within the framework of the Taman Expedition of GAIMK (1930–1931).

 

ЛАЗАРЕВСКАЯ Н. А., МЕДВЕДЕВА М. В. «НЕ ГНЕТСЯ, НЕ ЛОМАЕТСЯ…». АРХИТЕКТОР НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВИЧ БАЧИНСКИЙ И ЕГО ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ НАСЛЕДИЕ В АРХИВЕ ГАИМК

Ключевые слова: Н. М. Бачинский, ГАИМК, архитектура, реставрация, Средняя Азия, Научный архив, рукописные и фотографические документы.

Аннотация. В 1920–1930-х гг. Академия истории материальной культуры вслед за своей предшественницей, Императорской археологической комиссией, продолжила активные работы в Средней Азии. Архитектор Николай Михайлович Бачинский работал по заданию Академии истории материальной культуры в Средней Азии в 1930-е гг., но его имя практически не упоминается в публикациях, посвященных деятельности учреждения, а собранные им материалы изданы только частично. В Научном архиве ИИМК РАН в фондах ГАИМК хранятся документы, связанные с его научной деятельностью, рукописи статей и фотоколлекции с уникальными снимками памятников Узбекистана и Туркмении конца 1920-х — 1930-х гг. (рис. 3–6). Публикация этих материалов позволит ввести в научный оборот результаты работы авторитетного архитектора и реставратора, исследования которого получали высокую оценку его современников.

LAZAREVSKAYA N. A., MEDVEDEVA M. V. «NEITHER BENDS NOR BREAKS…». THE ARCHITECT NIKOLAI MIKHAILOVICH BACHINSKY AND HIS DOCUMENTARY HERITAGE IN THE ARCHIVE OF THE STATE ACADEMY OF THE HISTORY OF MATERIAL CULTURE

Keywords: N. M. Bachinsky, GAIMK, architecture, restoration, Central Asia, Scholarly Archive, handwritten and photographic documents.

Annotation. In the 1920s–1930s the State Academy of the History of Material Culture, following in steps of the Imperial Archaeological Commission, continued active works in Central Asia. By the order of the Academy, the architect Nikolai Mikhailovich Bachinsky worked in Central Asia in the 1930s, but his name is barely mentioned in publications devoted to the Academy activities, and the materials he collected were published only partly. The Scholarly Archive of IHMC RAS stores documents relating to his research activity, manuscripts of papers and unique photographs of a number of Uzbekistan and Turkmenistan monuments taken in the late 1920s–1930s (fig. 3–6). The publication of these materials will allow to introduce into the scientific discourse the works of an authoritative architect and restorer, whose activity was highly esteemed by his contemporaries.

 

ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ АРХЕОЛОГИИ

 

НЕЧАЕВ В. Д., ТАТАРКОВ Д. Б., БЛОХИН Е. К., ВАСИЛЬЕВ СТ. А., СОЛОВЬЁВА Н. Ф. ВНЕДРЕНИЕ ЦИФРОВЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В ПРОЦЕСС АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ: АНАЛИЗ И ОЦЕНКА МИРОВОГО ОПЫТА

Ключевые слова: археология, цифровые технологии, археологические данные, историко-культурное наследие.

Аннотация. Мировым научным сообществом накоплен значительный опыт внедрения в процесс археологических исследований инновационных методов, основанных на цифровых технологиях. Предпринимаются попытки использовать цифровые технологии уже не в качестве вспомогательного инструмента, но в качестве ключевого фактора генерации новых знаний, формирования соответствующих компетенций, удовлетворения духовных потребностей общества. В статье предпринята попытка анализа наиболее успешных проектов в сфере цифровых технологий в археологии, оценки достигнутых результатов и перспектив в контексте использования опыта в отечественной науке.

NECHAEV V. D., TATARKOV D. B., BLOCHIN J. K., VASILEV ST. A., SOLOVYEVA N. F. INTRODUCTION OF DIGITAL TECHNOLOGIES INTO ARCHAEOLOGICAL PRACTICE: ANALYSIS AND ASSESSMENT OF WORLD EXPERIENCE

Keywords: archaeology, digital technologies, archaeological data, cultural heritage.

Annotation. Over the last decades the world scientific community have accumulated an extensive experience of successful introduction of digital technologies into archaeological practice. It is being attempted to use digital technologies not only as an auxiliary tool, but as a key means of generating new knowledge, forming relevant competencies, meeting spiritual demands of society. The authors present here a brief summary and analysis of the most successful projects in the field of digital archeology, assessing their outcomes and future prospects in the context of archaeological practice in Russia.

 

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

LIST OF ABBREVIATIONS