Перейти к содержимому. | Перейти к навигации

Персональные инструменты
Вход
Разделы
Вы здесь: Главная Издания Российский археологический ежегодник Выпуски ежегодника Texts Российский археологический ежегодник, 2013, №3. Аннотации

Российский археологический ежегодник, 2013, №3. Аннотации

 

От редакции

 

Каменный век

 

Кузьмин Я. В. Происхождение керамики в Евразии: современное состояние вопроса

В работе представлен критический анализ данных о происхождении керамического производства в Евразии, по состоянию на начало 2013 г. Древнейшая керамика найдена в трех регионах на востоке Азии — в южном Китае, на Японских островах и на Дальнем Востоке России. Ее возраст около 13 300–14 800 радиоуглеродных лет назад (15 500–18 500 календарных лет назад). Вероятнее всего, гончарство зародилось в каждом из этих регионов независимо друг от друга, поскольку отсутствуют надежные данные о миграциях населения или диффузии гончарной технологии из возможного первичного центра на юге Китая (самого древнего на настоящий момент). Наиболее вероятной причиной появления керамики была необходимость в прочных и легких емкостях, предназначенных для приготовления и хранения пищи.

Kuzmin Yа. V. The origin of pottery in Eurasia: current state-of-the-art.

The paper gives a critical analysis of the available data on the chronology of the earliest pottery in Eurasia. It seems to have emerged in three regions within the greater East Asia, namely South China, Japanese Islands, and the Russian Far East, at ca. 13,300–14,800 BP (or ca. 15,500–18,500 cal BP). Most probably, pottery-making appeared in these regions independently; no solid evidence exists about population migrations and/or diffusion of this technology from supposed single primary center in South China (the oldest one for the time being). The most probable driving force for the pottery origin was the necessity in durable and light containers for food processing and storage.

Дискуссия: Древнейшие керамические традиции Восточной Европы

 

Мазуркевич А. Н., Долбунова Е. В., Кулькова М. А. Керамические традиции в раннем неолите Восточной Европы

В статье рассмотрены комплексы ранненеолитической глиняной посуды, происходящие с различных территорий - Нижнего Подонья, памятников Днепро-Двинского междуречья и Верхнего Поднепровья, Верхнего Поволжья. Представлено описание различных ранненеолитических моделей керамического производства, даны характеристики самой ранней глиняной посуде Восточной Европы, а также затронут вопрос о функции первой глиняной посуды. В статье обсуждаются пути и время распространения наиболее древних керамических традиций на территории Восточной Европы, предложена модель неолитизации этого региона.

Mazurkevich A. N., Dolbunova E. V., Kulkova M. A. Pottery traditions in the Early Neolithic of Eastern Europe.

The paper deals with the Early Neolithic pottery assemblages from the Low Don (Rakushechny Yar), Dnieper-Dvina, Upper Dnieper, Upper Volga (Zamostie 2), and Valday Hills regions. The authors describe various models of pottery-making and characterize the earliest wares of Eastern Europe. A special consideration is given to the question of the functions of the first vessels. In conclusion, a model of neolithisation of Eastern Europe is proposed based on the analysis of the spreading ways and times of the most ancient ceramic traditions.

Комментарии

Васильева И. Н.

Лозовский В.

Ошибкина С. В.

Синицына Г.В.

Мазуркевич А. Н., Долбунова Е. В., Кулькова М. А. Подходы к изучению древнейшей глиняной посуды Восточной Европы (ответ оппонентам)

 

Эпоха раннего металла и бронзы

 

Дискуссия: Проблемы интерпретации трипольской пластики

 

Палагута И. В. Наборы статуэток Прекукутени — раннего Триполья: опыт социокультурной интерпретации раннеземледельческой пластики

В изучении пластики культур неолита и энеолита Европы (VII–III тыс. до н. э.) наиболее актуальной является проблема ее интерпретации. Авторский подход основан на положении о социально-коммуникативной функции первобытного искусства. Наиболее информативными являются «закрытые» комплексы наборов фигурок. Два таких набора найдено на поселениях периода Прекукутени-Триполье А в Подури и Исайе (Румыния). Оба набора находились в сосудах и включали 21 сидящую статуэтку и 13 миниатюрных креслиц. Анализ аналогий приводит к выводу, что такие наборы использовались и на других поселениях этого периода и обозначали одну иерархически организованную группу персонажей. Они регулярно воспроизводились в течение 200-300 лет, когда носители культурной традиции Триполье-Кукутени расселялись по территории к востоку от Карпат. В небольших коллективах наборы фигурок могли изображать группы их общих предков. Прекращение использования наборов и исчезновение типов входящих в них статуэток связано с изменением идеологических установок при дроблении культуры на локальные варианты.

Palaguta I. V. Figurine sets of Early Tripolye — Precucuteni and their socio-cultural interpretation: a trial.

The most urgent problem in the study of the European Neolithic and Copper Age (VII–III millennia BC) anthropomorphic statuettes is their interpretation. The author’s approach to it is based on the premise of social and communicative functions of primitive art. Most informative are ‘closed’ assemblages that include sets of figurines. Two such sets were found in Tripolye A-Precucuteni settlements of Poduri and Isaia in Romania. Both sets were found in vessels, and included 21 seated statuettes and 13 miniature armchairs. The analysis of analogies leads to a conclusion that such sets were used in other settlements of this period, too. They designated one group of hierarchically organized personages. The sets of figurines were reproduced during 200-300 years, when the Tripolye-Cucuteni people were spreading over a large area to the east of the Carpathians. In small communities these sets could represent groups of ancestors. The cessation of their use and disappearance of the types of figurines they consisted of was caused by ideological changes associated with the process of disintegration of the culture into a number local variants.

Комментарии

Балабина В. И.

Бурдо Н. Б.

Кожин П. М.

Порчич М.

Церна С.

Палагута И.В. Ответ оппонентам

 

Железный век

Епимахов А. В., Таиров А. Д. К вопросу о переходе от бронзового к раннему железному веку в Урало-Иртышском междуречье (степь и лесостепь)

Статья посвящена выделению материалов, относящихся ко времени перехода от бронзового века к железному. Анализ имеющихся данных произведен на фоне обобщенной картины реконструкции климатической ситуации конца II — начала I тыс. до н. э. В результате авторы приходят к выводу, что приток населения с востока стал стимулом для утверждения новой системы культурных стереотипов. Этот процесс облегчался наличием развитой сети коммуникаций, сформировавшейся в предшествующий период позднего бронзового века.

Epimakhov A. V., Tairov A. D. Bronze to Early Iron Age transition in the Ural-Irtysh interfluve (steppe and forest-steppe).

The paper is devoted to the identification of materials marking the Bronze to Iron Age transition in the Ural-Irtysh inter-river region. The analysis of the available evidence is done against the background of the climatic situation of the late II — early I millennium BC. The authors come to a conclusion that the formation of new cultural stereotypes was stimulated by a population inflow from the east. This process was facilitated by the existence of a developed communication network, that had formed during the previous Late Bronze period.

 

Кашуба М. Т. «Ускользающее» железо или переход к раннему железному веку в Восточном Прикарпатье

Статья посвящена проблеме определения времени начала железного века в Восточном Прикарпатье и его характеристике. В период перехода к раннему железному веку регион являлся восточной территорией распространения гальштаттских (карпато-дунайских) культур. Это обусловило особый вектор его культурно-исторического развития и способствовало распространению знаний об обработке железа из Карпато-Подунавья в Восточное Прикарпатье, что подтверждается находкам изделий из железа XI–VIII/VII вв. до н. э. Уточнения датировок и типологии некоторых железных изделий, а также отмеченные особенности депонирования металла в культуре Козия-Сахарна позволяют связывать наступление раннего железного века с появлением в конце XI в. до н. э. носителей этой культуры. Делается вывод, что ранняя железообработка Восточного Прикарпатья представляет собой гальштаттскую (карпато-дунайскую) традицию. Это является важным доказательством того, что в Северном Причерноморье одновременно существовали два разных ранних железных века: восточноевропейский и ранний железный век среднедунайского (карпато-балканского) очага культурогенеза.

Kashuba M. T. «Eluding» iron: the transition to the Early Iron Age in the East Carpathian region.

The paper is devoted to the beginning of the Iron Age in East Carpathian region, including both its definition and characteristic. During the period under consideration the region was the easternmost part of the Hallstatt culture area. This caused a particular vector of its cultural and historical development and facilitated the spread of knowledge associated with iron-working technologies from the Carpathian-Danube area to the East Carpathian region, as evidenced by the finds of iron objects dated to XI–VIII/VII cc BC. The recent improvements in both chronology and typology of iron tools, as well as some specific traits in the deposition of metals characteristic of the Cozia-Saharna culture, give grounds to connect the beginning of the Early Iron Age in the region with the appearance of this culture at the end of the XI c. BC. It is concluded that the early East Carpathian metal working represented the Hallstatt (Carpathian-Danube) tradition. This proves that the North Black Sea region witnessed the coexistence of two different Early Iron Ages: the East European one, and the Early Iron Age of the Middle Danube origin.

 

Кравченко Э. А. Раннее железо в Северном Причерноморье и поселение Уч-Баш: технология и традиция

В статье на основе анализа археологического материала очерчен круг проблем, связанных с началом металлургии железа в Северном Причерноморье. Используется несколько методических подходов, в том числе косвенные данные, которые позволяют оценить реалистичность выводов, сделанных на основании лабораторных анализов.

Kravchenko E. A. Early Iron in the North Black Sea region and the settlement of Uch-Bash: technology and tradition.

The article deals with recently obtained archaeological materials linked to the problem of the beginning of iron metallurgy in the North Black Sea region. Several approaches are used, as well as indirect evidence allowing to assess the credibility of conclusions made on the basis of laboratory analyses.

 

Яншина О. В. Эпоха палеометалла в Приамурье: проблемы и перспективы исследований

Для широкого круга исследователей эпоха палеометалла в бассейне Амура может представлять интерес в силу двух основных обстоятельств. Одно из них связано с ярко выраженной спецификой местных процессов овладения металлом: они начались здесь значительно позже, чем во многих других регионах Евразии, носили очень стремительный характер и были связаны с одновременным освоением сразу двух металлов: бронзы и железа. Изучение различных аспектов этой ситуации весьма ценно и с точки зрения реконструкции общей картины распространения металла в Евразии, и с точки зрения решения ряда сложных вопросов археологической теории. Второе обстоятельство связано с тем, что бассейн Амура традиционно считается зоной культурогенеза целой группы современных азиатских народов, начало которого, по мнению многих исследователей, уходит именно в эпоху освоения металла. К сожалению, изучение этих двух основных вопросов крайне затрудняется проблемами, существующими в сфере культурно-хронологической систематизации памятников. Поскольку последние обобщающие исследования данной проблематики проводились уже давно, в статье дается обзор современного ее состояния и предлагаются некоторые подходы, перспективные, по мнению автора, для преодоления имеющихся трудностей.

O. V. Yanshina. Early Metal Period in the Amur river basin: problems and perspectives of research.

For a wide range of researchers the Early Metal epoch of the Amur basin is of interest due to two main factors. One of them is related to the brightly expressed specific of the local process of getting control over metals. This process started here much later than in many other parts of Eurasia, was very rapid in nature and associated with the simultaneous development of two metals: bronze and iron. The study of various aspects of this situation is very important for the reconstruction of the overall picture of the spread of metal in Eurasia, and from the point of view of some complex issues of archaeological theory. The second factor is related to the fact that the Amur basin is traditionally regarded as the area of genesis of a whole group of modern nations, which process is thought to go back exactly to the Early Metal epoch. Unfortunately, the study of these two issues is extremely complicated by the problems with cultural and chronological ordering of archaeological sites. Since the last synthesic studies of this problem were held for a long time ago (Деревянко 1973, 1976), this article reviews the current state of this subject and suggests some approaches to overcoming the existing difficulties.

Фукуда М. Хронология памятников эпохи палеометалла на северо-востоке Нижнего Амура (комментарий к статье О. В. Яншиной)

 

Бандривский М. С. Курганы в Швайковцах и Коцюбинчиках — новый источник для датировки Западно-Подольской группы раннескифской культуры (по материалам раскопок 2007–2009 гг.)

В последние годы на территории Западной Украины было раскопано несколько неординарных погребальных памятников раннескифской культуры. В захоронении возле с. Швайковцы впервые в одном комплексе были обнаружены типичные изделия для восточногальштаттского круга культур Центральной Европы и характерные раннескифские предметы Северного Причерноморья. Комплекс кургана в Швайковцах можно датировать третьей четвертью VІІ в. до н. э. Курган 2 близ с. Коцюбинчики дал, помимо других находок, четыре бронзовых навершия на длинных железных стержнях с головками копытного животного (лань), которые, по мнению автора, представляют собой промежуточное звено между навершиями Восточно-Европейской лесостепи и экземплярами из Карпатского бассейна. Проанализированные материалы свидетельствуют, что взаимосвязи и взаимовлияния между культурами раннего железного века Карпатского региона, Восточно-Европейской лесостепи и Кавказа охватывали все многообразие жизнедеятельности человека, в том числе религиозные воззрения и погребальные традиции.

Bandrivsky M. S. Burial mounds in Shvaykovtsi and Kotsubinchiki — new source for dating of the West Podolian group of the Early Scythian culture (based on the materials from 2007–2009 excavations).

A number of rather unusual funerary sites of the Early Scythian culture have been excavated in the west of Ukraine during the last years. The barrow near the village of Shvaikovtsy gave an assemblage that contained both the artifacts typical of the Eastent Hallstatt cultures of Central Europe and the objects characteristic of the early Scyths of the North Black Sea region. The barrow can be dated to the third quarter of theVII c. BC. Barrow 2 near the village of Kotsubinchiki yielded, among other things, a series of four bronze finials which in the author’s view represent an intermediate link between the finials of the East European forest-steppe and those of the Carpathian basin. The analyzed material suggests that the interconnections and interactions between the Early Iron Age cultures of the Carpathians, East European forest-steppe, and the Caucasus embraced the whole variety of human activities, including religious ideas and funerary traditions.

 

Древний Восток и Античность

Кашаев С. В. Тузлинские курганы (по материалам публикаций и архивов)

В работе собраны все доступные сейчас данные по раскопкам группы курганов, находящихся в районе мыса Тузла (Темрюкский район Краснодарского края), включая впервые вводимые в научный оборот материалы из рукописного архива ИИМК РАН. Тузлинские курганы в 1851 и 1852 гг. копал К. Р. Бегичев, в 1885 и 1886 гг. - Ф. И. Гросс. В результате проведенного анализа источников (статей и архивных материалов) удалось собрать сведения о 53 погребениях, обнаруженных в насыпях курганов. Среди них встречены каменные, сырцовые, земляные жженые гробницы, захоронения коней, места кремаций и тризн. Для каждого выделенного погребения, независимо от степени сохранности, приведены все имеющиеся сведения о конструкции погребального сооружения, количестве и поле захороненных, об обнаруженных в нем находках. Где возможно, приведены датировки находок. В каждом исследованном кургане обнаружено несколько погребений или гробниц. Можно предположить, что курганы являлись семейными усыпальницами, использовавшимися длительное время. Наиболее ранние захоронения в курганах можно отнести к началу IV в. до н. э., самые поздние — к концу III в. до н. э.

Kashaev S. V. Tuzla barrows (According to published and archive materials).

The paper summarizes all the available evidence about the excavations of the group of barrows situated in the vicinity of Cape Tuzla (Temryuk district of the Krasnodar region), including the hitherto unpublished archive materials. The Tuzla barrows were excavated by K. R. Begichevin 1851–1852 and by F. I. Gross in 1885–1886. The analysis of both published and archive data allowed the author to collect information about 53 interments associated with the burial mounds. They include tombs of stone, sun-dried brick, and burnt earth, as well as horse burials, cremation grounds, and remains of funeral feasts. Each burial, regardless its degree of preservation, is described in as much detail as possible, with emphasis placed on the structure of funeral constructions, quantity and sex of the buried, characteristics of the burial goods. Dates are given when possible. Each of the studied barrows contained several interments or tombs. It is possible to assume that the barrows served as family vaults which were in use during long periods of time. The earliest interments can be dated to the early 4th century BC, and the latest ones to the end of the 3rd century BC.

 

Медведская И. Н. Конский убор Древнего Ирана: вопросы хронологии, происхождения и развития

В статье представлены данные, позволяющие поставить вопрос о том, что сложение конской узды на территории Ирана и Закавказья в конце второго - начале первого тыс. до н. э. проходило независимо от аналогичного процесса в евразийских степях и на Северном Кавказе, но испытывало определенное европейское влияние. Некоторые элементы древневосточного конского убора обнаруживают связь с Центральной и Южной Европой (удила с плетеными и витыми стержнями, пронизи для перекрестных ремней оголовья, резные костяные псалии), но отсутствуют в конской узде к востоку от Центральной Европы. Напротив, характерные элементы конской узды, распространенные на Северном Кавказе и в евразийских степях (двукольчатые и стремечковидные удила, псалии с муфтами, крестовидные и шлемовидные пронизи), не известны в Иране и Закавказье. На Ближний Восток некоторые из этих элементов узды проникают позднее — в период киммерийско-скифских вторжений.

Medvedskaya I. N. Horse harness from Ancient Iran: Questions of chronology, provenance and development.

The data presented in the article suggests that the development of horse bridles on the territory of Iran and the Transcaucasus in the Late Second and Early First Millennium BC was independent of the similar processes in the Eurasian steppes and North Caucasus, whilst being influenced to some extent from the European region. Some elements of horse bridles from the Iran-Transcaucasian region, such as bits with wrapped and twisted mouthpieces, fittings with plain head for cross-straps, and cheekpieces of carved antler, reveal a link with Central and Southern Europe but are not found further east (in the North Caucasus and in the Eurasian steppes). On the other hand, characteristic elements of the horse harness found in the Eurasian steppes and North Caucasus (double-ring bits, stirrup bits, cheekpieces with couplings, cross-shaped and helmet-shaped fittings for cross-straps) are known neither in Iran nor the Transcaucasus. Some of these elements penetrate into the Near East during the period of the Cimmerian and Scythian invasions.

 

Нефёдкин А. К. Дромадеры в военном деле арабов (XII в. до н. э.VII в. н. э.)

Первоначально верблюд использовался арабами как средство транспорта: воин либо спешивался для боя, либо вел стрельбу из лука, сидя на животном. Для большей эффективности стрельбы на одном верблюде могло размещаться два человека: вожатый и воин, который мог сидеть спиной к вознице. В последние века до новой эры наступает новый этап развития военного дела арабов: появляется каркасное седло, позволяющее воину эффективно использовать с высоты верблюда длинное копье. Основное значение верблюдов для великих арабских завоеваний состояло в том, что они служили для быстрой транспортировки грузов и воинов через пустынные территории, там, где не могли пройти другие животные.

Nefiodkin A. K. The dromedaries in warfare of the Arabs in the 12th BC — AD 7th cc.

Originally the camel was used by Arabs mainly for transportation: a warrior either dismounted for the battle or shot arrows while riding his camel. To enhance the effect of shooting, two men — the driver and the archer sitting back to back — could ride one camel. In the last centuries BC the military arts of ancient Arabs reached a new stage. The frame camel saddle appeared, allowing the warrior to strike enemies with his long lance directly from the camel. The main function of the dromedaries in Great Arab Conquest Period was the fast transportation of cargo and men through the deserts, where no other domestic animals could go.

 

Средневековье

Холсол Г. Этничность и раннесредневековые могильники

Статья является ответом на недавние работы Михаила Казанского и Патрика Перена, отстаивающие способность археологии распознавать этническую принадлежность погребенных по материалам могильников раннего средневековья. Суммировав аргументы, приводимые в пользу такой точки зрения, автор подвергает их детальному анализу. Этот анализ основан на археологических свидетельствах и на обсуждении того, что они могут и чего не могут сказать, если при их интерпретации не полагаться на представления, заранее выработанные в результате прочтения (как правило, старомодного) исторических источников. Найдя аргументы оппонентов оставляющими желать много лучшего даже в плане их внутренней логики, автор заключает статью рассмотрением природы этничности самой по себе, а также вопроса о том, насколько вероятно ее отражение в археологических источниках столь явным и прямолинейным образом.

Halsall G. Ethnicity and early medieval cemeteries.

This article responds to recent work by Michel Kazanski and Patrick Perin, defending the ability of archaeology to recognise ethnic identity in the burial record of the early Middle Ages. After summarising the main outlines of their argument, it takes the components of their hypothesis in turn and subjects them to analysis. This analysis is based around the archaeological evidence and what it can and cannot say without the intrusion of preconceptions drawn from a (usually oldfashioned) reading of historical sources. After finding the argument wanting even on its own terms, the article concludes by looking at the nature of ethnicity itself and whether it is likely to leave such obvious and straightforward traces in the archaeological record.

 

Курбатов А. В. Псковская школа кожевенного ремесла в средневековой Руси

Болезненный процесс воссоединения Пскова с остальными землями Московского государства в начале XVI в. имел позитивное значение для максимально быстрого распространения передовых ремесленных технологий на значительных территориях централизованного государства. Причины сложения передовых традиций ремесла в Пскове надо видеть в длительных непосредственных торговых и культурных контактах Пскова, прежде всего, с городами Прибалтики, бывших проводниками западных традиций на территории Восточной Европы.

Kurbatov A. V. The Pskov school of leather-working craft in Medieval Russia.

The painful process of reunification of Pskov with the other lands of Muscovy in the early 16th century influenced favourably the most rapid spread of innovation manufacturing technologies throughout the vast territories of the centralized state. The impulses of development of advanced handicraft traditions in Pskov seem to have been effected by the long-term direct trade and cultural contacts of the city primarily with towns on the Baltic Sea which became conductors of the Western traditions in Eastern Europe.

 

Археология и естественные науки

Сергеев А. Ю., Глухов В. О., Гусенцова Т. М., Рябчук Д. В., Сорокин П. Е., Кулькова М. А., Нестерова Е. Н., Жамойда В. А., Спиридонов М.А. Реконструкция палеорельефа береговой зоны Литоринового моря в районе археологического памятника Охта 1

Памятник Охта 1 расположен в центре Санкт-Петербурга, исследовался в 2008–2010 гг. Культурный слой содержит материалы эпох неолита и раннего металла. Собрана обширная и выразительная коллекция артефактов, найдены многочисленные остатки деревянных промысловых конструкций. В работе рассматриваются дискуссионные вопросы формирования культурного слоя в субаэральных условиях. Предлагается модель палеорельефа местности, где протекала хозяйственная и промысловая деятельность древнего населения.

Sergeev A. Yu., Gusentsova T. N., Ryabchuk D. V., Sorokin P. E., Kulkova M. A., Nesterova E. N., Zhamoida V. A., Spiridonov M. A. Paleorelief reconstruction for the coastal zone of the Litorina Sea in the environs of Okhta 1.

The site of Okhta 1 is situated in the central part of St. Petersburg; it was excavated in 2008–2010. The cultural layer yielded rich and representative collections of artifacts dating from the Neolithic and Early Metal periods, including numerous remains of wooden fishing constructions. The paper is devoted to the study of local paleorelif and the site formation processes.

 

Широбоков И. Г. Оценка объективных возможностей установления пола и возраста человека по отпечаткам пальцевых узоров на археологическом материале

Плотность папиллярных линий пальцевых узоров уменьшается с ростом организма человека и связана высокой отрицательной корреляцией с его возрастом. У женщин, как правило, папиллярные линии расположены более плотно и имеют меньшую толщину, чем у мужчин. Эти неоспоримые факты легли в основу используемой археологами методики для определения пола и возраста древних гончаров по отпечаткам пальцев на керамике. Однако межпопуляционные различия признаков даже в пределах европеоидной расы превышают различия, установленные между полами внутри каждой конкретной популяции. Археолог не обладает информацией о реальных характеристиках мужских и женских выборок исследуемых популяций. Кроме того, анализ отпечатков принципиально не позволяет разделить влияние на их вариабельность факторов пола, возраста, индивидуальной изменчивости и конституции человека. Принятые европейскими и российскими археологами методики определения пола и возраста по отпечаткам пальцевых узоров не являются обоснованными.

Shirobokov I. G. Evaluation of the objective possibilities for sex and age identification after the fingerprints on ancient pottery.

Men have a significantly higher mean ridge breadth than women; adults have a significantly higher mean ridge breadth than children. These indisputable facts are used by archaeologists who study fingerprints on ceramics for age and sex identification of ancient potters. The inter-population variability of dermatoglyphic features (even within the Caucasian race) is higher than sex differences within every particular population. Archaeologists have no information about real characteristics of male and female samples from the ancient populations they study. When we measure and compute ridge densities we can not distinguish between the factors of age, sex, inter-population variability, and physique. Therefore, the existing methods of paleodermatoglyphic studies applied by European and Russian archaeologists are not valid.

 

Археология и общество

Murray T. Creating a Historical Archaeology of Indigenous Australia

This paper explores the impact of the historical archaeology of post-contact Aboriginal society on the culture and politics of contemporary Australia. Using the example of significant debates about the causes of the extinction of traditional Aboriginal society in Tasmania I explore the roles that archaeological information has played in those specific debates and in more general discussion about the history of European Australia.

Мюррэй Т. Создавая историческую археологию аборигенной Австралии.

В статье рассматривается вопрос о том, как археология аборигенных обществ постконтактного периода влияет на общество, культуру и политику современной Австралии. Обратившись к дискуссии о причинах вымирания коренного населения Тасмании, автор показывает, какую роль в ней — а также и в обсуждении более общих вопросов австралийской истории после прихода европейцев — играют археологические данные.

 

История археологии

Сэкет Дж. Франсуа Борд и древний каменный век

 

Табарев А. В. Сан-Агустин: Колумбийская загадка (к 100-летию археологического изучения)

Сан-Агустин — уникальный археологический комплекс с каменными скульптурами и гробницами в верховьях р. Магдалена (Колумбия), датируемый в рамках первого тыс. н. э. и известный по сведениям путешественников еще с 1757 г. В 2013 г. исполняется ровно 100 лет со времени проведения первых археологических исследований на территории комплекса, предпринятых в 1913–1914 гг. немецким исследователем К. Т. Пройссом. В статье подробно рассматривается «доархеологический» период истории Сан-Агустина и судьба коллекций К. Т. Пройсса.

Tabarev A. V. San Agustin: Colombian riddle (Towards 100 years of archaeological investigations).

San Agustin is a unique archaeological complex with stone sculptures and tombs, located in the upper reaches of the Magdalena river (Colombia), and dated to the first millennium AD. It has been known since 1757 from travelers’ reports. The first archaeological works at San Agustin were conducted in 1913–1914 by K. Th. Preuss. The article is devoted to the pre-archaeological period of San Agustin’s history and the destiny of Preuss’s collections.

 

Обсуждение книги Л. С. Клейна «История археологической мысли» на методическом семинаре ИИМК РАН

 

Библиография, рецензии

 

Березкин Ю. Е. Два подхода к проблемам возникновения сложных обществ (к публикации книги Кента Флэннери и Джойс Маркус) (Flannery K., Marcus J. The Creation of Inequality. How our prehistoric ancestors set the stage for monarchy, slavery, and empire. Cambridge, Mass. & London: Harvard University Press, 2012. 635 p.)

Шер Я. А. Шишкино: новый взгляд (Мельникова Л. В., Николаев В. С., Демьянович Н. И. Шишкинская писаница. Иркутск: Институт земной коры СО РАН. Т. 1, 2011. 426 с.; Т. 2, 2012. 288 с.)

Шер Я. А. «Бес с бабой» на Канозере (Колпаков Е. М., Шумкин В. Я. Петроглифы Канозера. СПб.: Искусство России, 2012. 424 С.)

Клейн Л. С. Полное издание Новочеркасского клада (Засецкая И. П. Сокровища кургана Хохлач. Новочеркасский клад. СПб.: Изд-во Гос. Эрмитажа, 2011. 328 С.)

Нефёдкин А. К. Новая книга о римской армии (Банников А. В. Римская армия в IV столетии (от Константина до Феодосия). СПб.: Филологический факультет СПбГУ; Нестор-История, 2011. 264 С.)

Доде З. В. «Иранский» кафтан Хосрова и «адыгская струя» (Иерусалимская А. А. Мощевая Балка: необычный археологический памятник на Северокавказском шелковом пути. СПб. : Изд-во Гос. Эрмитажа, 2012. 384 С.)

Схатум Р. Б. О «скрещивании и мутации» различных типов вооружения населения Северо-Западного Предкавказья в VIII–XIV вв. н. э. (Кочкаров У. Ю. Вооружение воинов Северо-Западного Предкавказья VIII–XIV вв. (оружие ближнего боя). М.: Таус, 2008. 176 С.)

Клейн Л. С. Археология двух городов (Добролюбский А. О. Археология Одессы. Одесса: Optimum, 2012. 300 С.; Ситник О. Археологiчна наука у Львовi. Перша половина ХХ столiття. Льв – Жеш, 2012. 365 С.)

Клейн Л. С. К столетию Уолтера Тэйлора (Mace A. L., Reyman J. E., and Folan W. J. (eds.). Prophet, pariah and pioneer. Walt W. Taylor and dissention in American archaeology. Boulder: University Press of Colorado, 2010. 416 P.)

Клейн Л. С. Сравнительные археологии в красной обложке (Lozny L. R. (ed.). Comparative archaeologies: A sociological view of the science of the past. New York: Springer, 2011. 852 P.)

Клейн Л. С. Теоретическая ориентация польской археологии (Tabaczyński St., Marciniak A., Cyngot D., Zalewska A. (red.). Przeszłość społeczna: proba konceptualizacji. Poznań: wydawnictwo Poznańskie, 2012. 1330 s.)

Клейн Л. С. Философия истории по Коллингвуду (Leach S. Foundations of history: Collingwood’s analysis of historical explanation. Exeter, UK — Charlottenville, USA: Imprint Academics, 2009. 250 р.)

Васильев С. А. Работа археолога: от раскопа до книги (Клейн Л. С. Археологическое исследование: методика кабинетной работы археолога. Донецк: Донецкий национальный университет. Кн. 1, 2012. 622 С.; Кн. 2., 2013. 599 С.)

 

IN MEMORIAM

 

Юрий Михайлович Лесман (1954–2013)

Жан-Клод Гарден (1925–2013)

 

Письмо в редакцию

 

Сведения об авторах

 

Список сокращений

 

Contents

 

Информация для авторов