Перейти к содержимому. | Перейти к навигации

Персональные инструменты
Вход
Разделы
Вы здесь: Главная Хроника Конференции 100 лет со дня рождения Марианны Владимировны Малевской-Малевич

100 лет со дня рождения Марианны Владимировны Малевской-Малевич

 

 

 

 

А. А. Пескова

Памяти Марианны Владимировны Малевской-Малевич (27.05.1918-02.07.2011)

 

 

Марианна Владимировна Малевская-Малевич (в девичестве Дементьева) родилась 27 мая 1918 г. в Ленинграде. Ее отец Владимир Иннокентьевич Дементьев, уроженец  Иркутска, был юристом, мать Евгения Эдуардовна Гонэ, француженка, родившаяся в Алжире, работала педагогом. Училась Марианна Дементьева в школе-семилетке  при Ленинградском государственном Хореографическом училище. В 1937 г. по окончании школы, не имея возможности по медицинским показаниям продолжать профессиональное образование в Хореографическом училище,  она поступила на рабфак при Ленинградском институте инженеров коммунального строительства в архитектурную группу. По окончании рабфака в 1938 г. поступила на недавно созданный (1937 г.) Факультет теории и истории искусств в Институте им. И. Е. Репина Всероссийской академии художеств.  У истоков рождения нового факультета стояли профессора А.С. Гущин, М.В. Каргер, М.М. Дьяконов, Н.Н. Пунин, Г.Г. Гримм, Н.Б. Бакланов, В.Ф. Левинсон-Лессинг.

В Ленинградском Хореографическом училище, 1929 г. Фото из семейного архива.

В стенах Академии художеств прошли студенческие годы (1938–1946), работа в качестве ассистента научно-исследовательского Кабинета русского искусства и заведующей Архитектурным отделом Музея при Академии художеств (1946–1947), наконец, аспирантура на Кафедре истории архитектуры (1948–1950).   Студенческие годы, пришедшиеся на страшную военную пору, были наполнены не только учебой, но и (до эвакуации Академии в Самарканд) работой  в военкомате, рытьем окопов под Ленинградом, дежурством в эвакогоспитале, располагавшемся на территории Академии, утратой родных и близких людей.  В феврале 1942 г. Марианна Дементьева с Академией эвакуировалась из блокадного Ленинграда через ледяной ужас Ладоги в Самарканд  вместе с матерью, которая преподавала студентам  Академии французский язык, и младшим братом Андреем. Почти два года в Самарканде искусствоведческий факультет жил сложной особенной жизнью, приспосабливаясь к условиям военного времени. Деканом был назначен Н.Н. Пунин, блестящие лекции которого и общение с ним и его семьей оставили глубокий след в душе Марианны Владимировны. Она и дочь Пунина Ирина Николаевна учились на одном факультете, вместе переживали тяжелые годы скитаний и на всю жизнь сохранили дружеские отношения.

С матерью Евгенией Эдуардовной Гонэ, 1937 г. Фото из семейного архива.

Занятия в Самарканде продолжались вплоть до реэвакуации. В  январе 1944 г. Академия переводится в Загорск и размещается в не отапливаемых помещениях Троице-Сергиевой Лавры, а в июле 1944 г. возвращается в Ленинград. У многих вернувшихся  преподавателей дома не было, и первое время им пришлось ютиться в Академии на антресолях. Была среди них и М.В. Дементьева.  В годы войны она потеряла отца (умер в 1944 г. в Калинине) и братьев. Эдуард Владимирович пропал без вести на Ленинградском фронте в 1942 (?) г., Андрей Владимирович умер в Ташкенте во время реэвакуации из Самарканда в 1944 г.  Но жизнь продолжалась. Вскоре  по возвращении в Ленинград Марианна Дементьева вышла замуж за Павла Сергеевича Малевского-Малевича и приняла фамилию мужа, став Малевской-Малевич. В 1945 г. у них родилась дочь Наталия.

С супругом Павлом Сергеевичем Малевским-Малевич, 1950 г. Фото из семейного архива.

В 1946 г. М.В. Малевская-Малевич получила диплом Академии художеств по специальности «теория и история искусств» с квалификацией «искусствовед». Область научных интересов –  история русской архитектуры, проявившаяся еще при поступлении в 1937 г. в Архитектурную группу рабфака, в Институте определилась окончательно, а изучение  архитектуры стало любимым делом. Занятия в Академии под руководством М. К. Каргера, привели Марианну Владимировну в архитектурно – археологическую экспедицию. Напомним, что 1938–1950 гг. М.К. Каргер совмещал работу в ИИМК с преподаванием в Академии художеств (1939-1941 -  заместитель директора по научной и учебной работе, 1939-1941, 1943-1948 гг. – заведующий Кафедрой истории древнерусского искусства). С 1940 г., будучи еще  студенткой, а потом и аспиранткой Академии, она становится постоянной участницей возглавляемых М. К. Каргером  Киевской и Новгородской археологических экспедиций Академии наук СССР. Пройдя суровую школу в архитектурно-археологических экспедициях М.К. Каргера, искусствовед М. Дементьева-Малевская  получает серьезный  опыт полевого археологического исследования памятников древнерусского зодчества.  И археология определяет всю ее дальнейшую жизнь….

У Гремячей башни во Пскове, 1947 г. Фото П. С. Малевского-Малевич.

Будучи аспирантом Кафедры истории архитектуры в 1948-1950 гг. по специальности «Древнерусское зодчество» под руководством проф. М.К. Каргера, М.В. Малевская-Малевич написала диссертационное исследование, сдала все кандидатские экзамены, однако, защита работы все время откладывалась научным руководителем. Аспирантура была окончена без защиты диссертации. И дело было не в слабости представленной работы, скорее наоборот, судя по широкому использованию материалов диссертации в монографии М. К. Каргера «Древний Киев», два тома которых вышли в 1958 г. и 1961 г. Об использовании Каргером диссертационного исследования Марианны Владимировны нам известно от самой Малевской. Яркий и талантливый педагог и исследователь, М.К. Каргер умел не только разглядеть и оценить талантливых молодых специалистов, но и придерживать их около себя, подолгу не отпуская в самостоятельный поиск. Достаточно вспомнить, сколько лет оставались его лаборантами А. Н. Кирпичников и О. В. Овсянников. Раньше других в этот замкнутый круг попала одна из его многосторонне одаренных учениц М.В. Малевская-Малевич.

На раскопках храма Святой Софии в Киеве, 1952 г. Фото из личного архива.

В 1952 г. она поступает на работу в ЛОИИМК и не покидает Институт до последних лет своей жизни (хотя официально выходит на пенсию в 1986 г.). Зачисленная на должность научно-технического сотрудника в Группу славяно-русской археологии, возглавляемую М. К. Каргером, она продолжает быть незаменимой участницей руководимых им архитектурно-археологических экспедиций в Киеве, Переяславе-Хмельницком, Галиче, Владимире-Волынском, Полоцке. Однако в качестве плановой исследовательской темы в 1957 г. ей поручается изучение не памятников древнерусского зодчества, а самого массового и убийственно трудоемкого археологического материала - керамики сначала из раскопок древнего Новогрудка, который в эти годы только начинал исследоваться под руководством Ф.Д. Гуревич, а затем и других западнорусских городов.

На раскопках в Вышгороде, 1952 г. Слева направо: Т. Иванова, Т. Шубникова, М. Малевская.  Фото из личного архива.

В 1958 г. сотрудничество с М. К. Каргером прекращается по уже известной нам причине. В том же году М. В. Малевская направляется на раскопки Малого Торопецкого городища, проводимые под руководством Я. В. Станкевич, где быстро осваивает методику раскопок поселений с «мокрым» слоем, насыщенным мощными напластованиями деревянных конструкций настилов мостовых, жилых и хозяйственных сооружений. А после внезапной смерти Я. В. Станкевич в 1959 г. Малевская продолжает начатые в Торопце исследования (1960–1965 гг.), сначала вместе Г. Ф. Корзухиной, затем самостоятельно. Именно в эти годы публикуются первые статьи М. В. Малевской, связанные с подготовкой к публикации материалов Я. В. Станкевич по Шестовицкому поселению и публикацией материалов из раскопок Малого Торопецкого городища 1960–1965 годов. Когда начался новый цикл исследований древнего Торопца (1980-е годы), осуществлявшихся Д. И. Фоняковым, Марианна Владимировна скрупулёзно консультировала молодого ученого, вместе с ним работала над подготовкой монографии «Древний Торопец» (1991, 2000).

На раскопках Воскресенской церкви в Переяславе-Хмельницком, 1953 г. Фото из личного архива.

В 1960-е годы параллельно с раскопками в Торопце Малевская работает в составе отряда по изучению древнерусских крепостей в Прикарпатье и Закарпатье под руководством П. А. Раппопорта. Вместе с Ф. Д. Гуревич и К. В. Павловой она проводит полевые исследования как в самом Новогрудке, так и на курганном могильнике, занимается чертежными работами, осуществляет камеральную обработку раскопанных материалов, выполняет реконструкции отдельных археологических объектов и находок. В соавторстве с Ф. Д. Гуревич и Р. М. Джанполадян публикует уникальную коллекцию стеклянной посуды восточного происхождения из раскопок в Новогрудке (1968). Наконец, руководит раскопками монументальных культовых и гражданских сооружений Новогрудка. На Ленковецком поселении (Черновицкая область, Украина) вместе с П. А. Раппопортом оттачивает методику выявления и раскопок древнерусских жилищ в сложных условиях. И продолжает заниматься изучением керамики из раскопок древнерусских городов от земель Черной Руси в Белорусском Понеманье до Галицкой земли в Поднестровье.

Во Владимире-Волынском с коллегами, 1955 г. Фото из личного архива.

Наиболее полным и всесторонним стало исследование по керамике Черной Руси, поскольку в его основе лежала разработанная ею типологическая классификация керамики X-XIII вв. из многолетних раскопок Новогрудка (1957–1967 гг.), построенная с опорой на хронологию закрытых и полузакрытых комплексов окольного города и учитывающая материалы из Гродно, Волковыска, Турийска, Слонима и Индуры. Эта монография была написана в 1970-е годы, в 1982 г. была утверждена к печати на Ученом совете ЛОИА АН СССР, и только в 2005 г. была опубликована. Востребованность книги превзошла все ожидания.

В Новгорудке с коллегами, 1959 г. Фото из личного архива.

Исследования Малевской по галицко-волынской керамике не получили монографического завершения, но ее отдельные статьи, как вводящие в научный оборот новые материалы, так и работы обобщающего характера, были и остаются примером методически строго отношения к изучаемому материалу, без которых сегодня не может обойтись никто из занимающихся изучением древнерусских памятников региона.

В Новогрудке с экспедицией, 1966 г. Крайний справа – В. А. Назаренко. Фото из личного архива.

1970-е годы становятся переломными в творческой биографии М.В. Малевской. Продолжая заниматься изучением керамики западнорусских земель, она постепенно возвращается к любимому делу – изучению древнерусской архитектуры. В рамках экспедиции Ф. Д. Гуревич она ведет самостоятельные раскопки монументальных памятников Новогрудского детинца. В 1975 г. она становится начальником одного из отрядов Архитектурно-археологической экспедиции ЛОИА, возглавляемой П. А. Раппопортом, регулярно проводит архитектурно-археологические исследования в Любомле и Владимире-Волынском, в Луцке, во Львове и Львовской области и становится одним из ведущих и авторитетнейших специалистов в области изучения памятников древнего зодчества западнорусских земель второй половины XIII–XIV вв.

Марианна Владимировна с П. А. Раппопортом, Украина, 1967 г.

Она первой в истории русской архитектуры обратилась к планомерному выявлению и исследованию памятников этого сложного и малоизученного периода. Непосредственным импульсом для выбора такой темы, очевидно, послужила работа на территории новогрудского детинца, где еще в 1968 г. она столкнулась с исследованием комплекса разновременных монументальных сооружений XIV–XVII веков. Остатки самой ранней церкви ей удалось датировать первой половиной XIV в., выявив таким образом, первый и тогда единственный в своем роде памятник этого времени на территории Белоруссии, заполняющий лакуну между памятниками домонгольского зодчества и формирующейся здесь в XIII–XIV вв. архитектуры молодого Литовского государства.

Марианна Владимировна на раскопках в Новогрудке, 1974 г.

Увлеченно проводя год за годом целенаправленные поиски и обследования немногочисленных датированных памятников этого периода, известных по письменным источникам на территории Черной Руси и Галицко-Волынских земель, М. В. Малевская вводит в научный оборот ряд новых ярких памятников архитектуры, включая не только храмы, но и оборонительные сооружения, существенно пополнив тем самым надежную базу тщательно выверенных источников для изучения закономерностей развития средневековой монументальной архитектуры западнорусских земель. Это позволило по-новому взглянуть на развитие каменной монументальной архитектуры в регионе и, несомненно, способствовало оживлению интереса к теме среди исследователей.

Марианна Владимировна с экспедицией в Луцке, 1983 г.

Одним из ярких тому примеров является опубликованный И. В. Антиповым в 2000 г. каталог памятников древнерусской архитектуры второй половины XIII – первой трети XIV в., который в значительной степени базируется на результатах работ М. В. Малевской (разделы «Галицкая земля», «Волынь» и «Черная Русь»).

Марианна Владимировна на раскопках в Луцке, 1983 г.

К большому сожалению, обобщение данных, полученных в ходе полевых архитектурно-археологических изысканий М. В. Малевской, выпало на долю уже нового поколения исследователей, которые с большим доверием и чувством искренней благодарности обращались к ней самой, всегда получая исчерпывающий и благожелательный ответ, к ее статьям и полевым отчетам.

Марианна Владимировна за изучением луцких фресок, конец 1980-х гг.

Она не успела не только обобщить, но даже полностью опубликовать все результаты своих полевых исследований, о чем в последние годы жизни нередко сокрушалась, что вообще-то не было ей свойственно. Лучшим знаком нашей благодарности Марианне Владимировне была бы скорейшая публикация ее работ — как результатов архитектурно-археологических исследований, так и глав книги об архитектуре Западной Руси второй половины XIII – первой половины XIV в.

Юбилей Марианны Владимировны, 1998 г.

Марианна Владимировна прожила долгую достойную жизнь, наполненную большими трудностями и большими радостями. Официально она ушла на пенсию в 1986 г., но продолжала заниматься наукой, выезжала в экспедиции, регулярно являлась на заседания Отдела. Вплоть до конца 2000-х гг., общаясь с М. В. Малевской и в стенах Института, и в поле, коллеги почти не задумывались о ее почтенном возрасте. Кажется, совсем недавно мы тепло и радостно праздновали 90-летие Марианны Владимировны, когда 4 июня 2008 г. состоялось расширенное заседание Отдела славяно-финской археологии, посвященное ее юбилею.

Ее не стало с нами в этой жизни 2 июля 2011 г. Она скончалась в Санкт-Петербурге и похоронена на Стрельнинском кладбище.

Юбилей Марианны Владимировны, 2008 г.